Новости » Новости проекта » Кругосветчик-одиночка на Сокотре


 

Мурманчанин Владимир Ефимов совершает одиночное кругосветное плавание на 46-футовой яхте «Анфиса», которую он построил своими руками.

На Сокотре Владимир провел месяц. Мы показали ему остров, сходили с ним под парусами в бухту Шуаб и на днях проводили в сторону тревожного Красного моря.


Яхтсмен на Сокотре

Яхтсмен на Сокотре

 


Мурманчанин Владимир Ефимов совершает одиночное кругосветное плавание на 46-футовой яхте «Анфиса», которую он построил своими руками.

Яхтсмен на Сокотре

 

Яхтсмен на Сокотре

 

Яхтсмен на Сокотре

 

 

Ниже приводится текст интервью, которое дал Владимир изданию «Акватория Нового Калининграда.Ru» в 2014 году. 

 

 

Мы выбираем, нас выбирают

Яхтсмен на Сокотре

— Я был профессиональным моряком, хотя в этой профессии неуместно употреблять прошедшее время. 38 лет работал в городе-герое Мурманске, где 8 лет назад вышел на пенсию. Я начал строить яхту будучи молодым. Это мечта, которая выбрала меня. Она выбирает человека осознанно и может приходить раз, два, три — и когда уже она приходит в третий раз, понятно, что уже никуда не убежать от «большого дела». Я уверен, чтобы сделать это дело, необходима несгибаемая воля. Откуда она берется в каждом из нас, на этот вопрос я не могу ответить, но если она есть, то когда мечта появляется в третий раз, уже никуда не деться! Вот так случилось и со мной.

Яхтсмен на Сокотре

Когда я учился в школе, то в тетрадках на полях рисовал парусники, собирал марки, вырезал из альбомов страницы с кораблями и морем — вот так мечта пришла впервые к мальчишке, который грезил дальними походами. Она посеяла зерно, которое потом росло и формировалось в моем сознании. Второй раз ко мне она пришла с некоторым перерывом, когда я один сплавлялся на байдарке по сибирской реке Нижняя Тунгуска. Пройдя путь в 2200 километров, я пришел к мысли о постройке яхты. Кто-то свыше сказал мне, вперед — это твой путь! Это было настолько сильное впечатление, что я до сих пор отчетливо помню тот день и даже минуту, когда мечта пришла второй раз ко мне. Откуда все это берется? Наверное, из космоса.

Яхтсмен на Сокотре

Перерыв между вторым и третьим «ударом по голове» был небольшой. И я начал действовать: бредил конструкциями, рисовал бесконечные эскизы, читал все, что находил о самодельных яхтах. Идея прочно взяла меня в оборот. «Мы выбираем, нас выбирают» — какое счастье, что у меня этот выбор был обоюден. Конечно, можно было купить лодку, но у меня не было средств, и тогда я решил ее строить. Приобретя проект лодки у завода «Красный моряк» в Ростове-на-Дону, я сделал первый шаг по извилистой непростой дороге к своей цели. В советское время даже купить металл было очень сложно, не говоря уже о строительстве чего-либо. Пришлось собирать бумаги: я получил несколько резолюций вплоть до секретаря обкома партии, потом с этими бумагами поехал в Череповец, где получил очередные разрешения. И со всеми этими бумагами я попал к генеральному директору Череповецкого металлургического комбината. Добиться приема такого начальника было очень непросто, а заветного «разрешено» еще сложнее, но у меня получилось, хоть они из меня очень долго «вили веревки». Но в итоге дали разрешение на продажу металла, со словами «приходите завтра». Стоимость металла была очень высокая: в то время «Волга» стоила 9600 рублей, а металл, необходимый для строительства моей лодки, еще немного дороже. Так вот «завтра» я прихожу платить деньги, а мне говорят, что оговоренная цена увеличивается. Помимо стоимости металла я должен еще заплатить за вагон, который повезет его в Мурманск. А стоило это чуть ли не столько же, сколько и металл, то есть уже две «Волги». У меня, конечно, не было дополнительных средств, и пришлось вернулся в Мурманск ни с чем. Но я верил, что все получится, опираясь на очень простой закон, который, как оказалось, открыли для себя очень многие успешные люди. Он гласит — если идея созрела, она чудесным образом начинает притягивать к себе всевозможные ресурсы для своей реализации.

Яхтсмен на Сокотре

Прошел год, и началась перестройка. Я попал на военный завод, где мне предложили открыть цех по строительству яхт. Я очень не хотел этим заниматься, так как понимал, что если начну, то навсегда останусь в этом кресле и буду строить «мечты» для других. А моя мечта останется неосуществленной. Все изменилось в нашем государстве, меня снова пригласили на завод и продали металл.

Яхтсмен на Сокотре

Но завод тоже сыграл свою роль в осуществлении моей мечты, там мне построили корпус из специальной судостроительной стали длиной 16 метров, шириной — 4,5 метра, а дальше я уже сам. Весь процесс строительства занял 19 лет. Я где-то читал, что каждый метр яхты — это год строительства. У меня получилось немножко больше, потому что эта формула — идеальный минимум, а вот в большую сторону выпрыгнуть, при самострое это запросто. Уже сейчас, оценивая период строительства, я думаю, что «лишние годы» добавились к моей личной формуле от незнания. У нас в Мурманске на Кольском полуострове было не развито увлечение парусными судами, и у меня не всегда были грамотные советники. 40% или даже больше я перестраивал, потому что со временем приобретал опыт, с годами совершенствовались и появлялись новые технологии. Откуда я вообще черпал знания — это сложный вопрос. Из моей профессиональной деятельности вместе с основными знаниями морского дела я почерпнул главное — это любовь к морю. А все практические навыки приходят постепенно, когда сталкиваешься с этим. По моей теории, каждый человек в семье рождается по воле космоса и непросто так. Мне посчастливилось, что мой отец научил меня очень многое делать руками. Вообще, кругосветчики, в особенности одиночки — это люди-универсалы, и они умеют многое.

Яхтсмен на Сокотре

Изначально, когда я строил лодку, не думал, что пойду на ней в кругосветку. Я просто был счастливым человеком, у которого есть мечта. Я всегда любил жизнь и любил океан, всегда, конечно, хотелось посмотреть этот прекрасный мир полностью. Я построил лодку, сходил на Соловецкие острова, на Новую землю, походил по Баренцеву морю. Посмотрел один остров, исходил близлежащие места, и вскоре уже тянет на новые просторы, а потом и этого мало. Хочется открывать все новые и новые земли. Вот так постепенно у меня сформировалось окончательное желание отправиться вокруг света под парусом. У меня правда уже возникает вопрос: «А что дальше? Что будет, когда я замкну кругосветку и вернусь в Россию?» И он немного пугает, потому что после этого будет совсем другая жизнь. Я уже не смогу просто так лежать на диване — один раз попробовав движение, уже просто невозможно остановиться! И я уверен, после завершения кругосветки передо мной встанет этот вопрос, но об этом еще думать рано.

Яхтсмен на Сокотре

В период, когда я только начинал строительство, все мои друзья, знакомые, родственники слушали меня, открыв рот — строительство яхты было поистине великим и нетипичным событием для моего окружения, а то, что на ней я собираюсь отправиться вокруг света, вообще не умещалось в головах многих. Так тянулись дни, месяцы, годы. Со временем все успокоились и наблюдали молча за процессом. А потом всем надоело слушать об этом, и люди стали воспринимать мою идею, как заезженную пластинку.

Яхтсмен на Сокотре

Самый частый вопрос, который мне все задают, в основном женщины, конечно: как к этому отнеслась моя жена? Все очень просто — строительство продолжалось долго, и к моменту, когда лодка была спущена на воду и настало время отправляться в путь, вся семья понимала, что меня уже не остановить, и приняла мое решение спокойно и с пониманием. К сожалению, моя супруга не разделяет мою любовь к океану и парусным яхтам, что тут поделать. Выхода было два: либо мне нужно было бы отказаться от своей мечты в пользу семьи, либо семье свыкнуться с этим. К счастью, мне не пришлось отвоевывать у семьи право следовать за мечтой, которая меня выбрала, и мы договорились мирно. Просто расстались на неопределенное количество лет — это больно, плохо и неправильно, но мы с этим смирились. Правда, изначально со мной была готова отправиться моя дочь, но у нее другое предназначение. Она отказалась от похода в пользу своей семьи.

Яхтсмен на Сокотре

И тут сразу же у всех напрашивается вопрос: «Почему один, кроме родственников есть же друзья, да и вообще много желающих в последние время походить под парусом»? Один не потому, что я люблю одиночество, я совершенно не волк-одиночка, но в то же время это меня не тяготит! Я с удовольствием делил бы свою лодку с кем-то еще. Тем более на ней много места: четыре каюты, одну из которых уже полностью занимают паруса. С кем плыть, наверное, еще более сложное решение, чем то, как оставить семью. Ведь психологический климат на борту — это основной вопрос, особенно в длинных переходах. У меня нет друга, который готов со мной идти вокруг света, у них свои дела, семьи, друзья. Даже собираясь в небольшие походы, бывали случаи, что планировали идти пять человек, на отход приходили двое, а в итоге уходил только один. Это жизнь, и их никто не осуждает. Но если честно, то через Атлантический океан я всегда хотел пойти именно один, потому что мужского тщеславия никто не отменял, мне этого хочется для себя, для моей мамы, именем которой я назвал лодку «Анфиса», и для своего внука.

Яхтсмен на Сокотре

Сначала, когда мне задавали вопрос о том, за сколько планирую совершить путешествие, я не задумываясь отвечал, что через 5 лет я вернусь в город-герой Мурманск. А сегодня я понимаю, что это абсолютно неправильный ответ, сейчас я всем отвечаю, что не знаю, так как, находясь в море, больше чем на год планировать невозможно. Слишком много факторов, которые зависят не от тебя и порой рушат планы и отодвигают сроки. Хоть мы и хотим быть свободными людьми, но их на земном шаре практически не существует. Мы зависим от денег, погоды, да отчего угодно. Я уже говорил, что я пенсионер, но в море вопрос финансов решается так же, как везде. В некоторых странах, таких, как Португалия, Испания, мне на проживание хватает пенсии. Содержание яхты же — это отдельная статья, которая требует больших расходов, возникающих и обычно стихийно. В этом случае мне помогают. Тут Россия выделяется на фоне других стран в плане меценатства. Однажды «добрый люди» мне помогли заменить мой сломанный двигатель.

Яхтсмен на Сокотре

За 2 года я дважды летал в Россию. Когда у меня «погиб» в Голландии двигатель, пока его меняли, я вернулся в Россию, чтобы продлить визу, и попал на свадьбу дочери. А еще через год у меня родился внук, и я летал на него посмотреть, оставив лодку на юге Португалии.

Яхтсмен на Сокотре

С момента выхода из Мурманска у меня никогда не было страха — это я имею в виду страх в моем понимании, который парализует все: волю, физические силы, знания, и ты не можешь ничего предпринять. Я всегда боролся. Тревога была во мне и остается до сих пор, особенно перед выходом. Если говорить о самом тревожном моменте, то до кругосветки у меня не было практики штормования, особенно в ночном море. Я обычно ходил летом, а летом на севере солнце вообще не опускается, и все мои походы по Баренцеву и Северному морям были в светлое время. А после Норвегии день становился все короче и короче, я не хотел выходить в кругосветное путешествие пока не приобрету этот опыт, но отдался на волю природы и подумал, что океан меня научит. Так и произошло.

Яхтсмен на Сокотре

После Лофотенских островов стихия преподнесла мне этот урок. Я попал в два шторма подряд по трое суток, с перерывом в трое суток. Меня забросило так высоко на север, что я уже практически видел льды. Я не знаю, какой был ветер, но мой самый маленький 11-метровый штормовой стаксель (треугольный передний парус — прим. Нового Калининграда.Ru), казалось, разорвется в клочья. Сначала моей большой ошибкой было то, что я не хотел возвращаться. Я боролся со штормом, идя вперед, и думал, пробьюсь, а он затягивал меня все дальше и дальше. Оставив один стаксель, в конце концов я отдался на волю стихии. Для меня было самое главное —выдавить из души по капельке неуютность и опасения такой погоды. И у меня получилось!

Яхтсмен на Сокотре

Во мне уже многое изменилось с момента путешествия, во-первых, я многое узнал, о чем даже не задумывался раньше. Во-вторых, во мне вообще в целом изменилось отношение к России, и я очень этому рад. Раньше, как и любой обыватель, я ругал Россию, вернее, отождествлял нашу страну и ее руководство — это совершенно неправильно. Можно быть недовольным управленцами, но, вне всякого сомнения, Россия со всем справится. Сама по себе это могучая и сильная страна, которую я люблю и которой горжусь. Это святое! Также я стал по-другому относиться к российскому флагу. Раньше я думал: флаг и флаг, а сейчас для меня это совсем другое — это мой помощник, моя гордость, мое второе дыхание.


Яхтсмен на Сокотре

Была такая история, когда я пришел в португальский город Фаро, пришел ночью, бросил якорь в устье реки на подходе и думал, до утра постою так. Получилось так, что на ночь я всегда убираю флаг. Это правило у меня осталось еще с профессиональной морской деятельности, когда с заходом солнца флаг на корабле опускали. И мне нравится эта процедура. И вот, по традиции убрав флаг, лег спасть, а в 4 утра услышал стук по борту. Я не разобрал, кто были люди, но одеты они были в черную форму, а в руках держали автоматы. В то время как они начинают мне что-то кричать, я автоматически снова ставлю флаг на корму и говорю, что это российская территория. Они разворачиваются и уезжают. Именно тогда я понял силу нашего триколора. С российским флагом мне кажется, что я не один, со мной страна.

Яхтсмен на Сокотре

За все время мне ни разу еще не хотелось прекратить путешествия. И никогда не соглашусь с людьми, которые считают мой поход авантюрой. Я не спортсмен, и у меня не стоит задачи, чтобы пройти как можно больше за короткий срок, я путешественник. И надеюсь, что парусная яхта позволит мне достигать самых отдаленных, затерянных и прекрасных уголков планеты без серьезных материальных затрат, и верю, что в путешествии мне по-настоящему откроется этот большой, удивительный, свободный и бесконечно красивый мир!

Яхтсмен на Сокотре

Я познаю настоящий мир, так как, приходя куда-то, я всегда знакомлюсь не с глянцевой обложкой столиц, а сажусь в автобус и еду в глубинку, где пересаживаюсь еще на один автобус и еду еще дальше в реальную жизнь. И, таким образом, я вижу местный колорит, а не туристическую мишуру. Там все совсем по-другому, чем в столице. Почему я уделяю столицам и туристическим местам мало времени? Потому что, мне кажется, они все похожи между собой.

Яхтсмен на Сокотре

Если вы спросите, зачем я все это затеял? Мне хочется показать мечтателям, что все задуманное можно осуществить. Надеюсь, мой опыт будет полезен начинающим путешественникам. Я готов подписаться под каждым из слов, сказанных великим изобретателем и бизнесменом, основателем «Apple» Стивом Джобсом: «Ваша работа заполнит большую часть жизни, и единственный способ быть полностью довольным — делать то, что, по-вашему, является отличной работой. И единственный способ делать отличную работу — любить то, что вы делаете. Если вы еще не нашли своего дела, ищите. Не останавливайтесь. Как это бывает со всеми сердечными делами, вы узнаете, когда найдете. И, как любые хорошие отношения, они становятся лучше и лучше с годами. Поэтому ищите, пока не найдете. Не останавливайтесь!»

 

Яхтсмен на Сокотре

 

Яхтсмен на Сокотре

 

 

 

 
 

Оставить комментарий

 
александр
Posts: 5
Comment
new comment
Reply #1 on : Fri March 04, 2016, 14:25:13
удачи тебе