Как-то раз задумался хитрец Али и думал до тех пор, пока не пришла ему в голову хитрая мысль: а чем он хуже других? Другие, вон, уважаемые люди, к султану ходят, подарки-угощения носят. И решил он тоже султана угостить.

Только ни овец, ни коз, ни какой другой живности у него не было. Зарезал он облезлого осла, нажарил мяса и пошел дорогого султана угощать.

- Повелитель мой, не хочешь ли отведать мяса?

- Хочу! - говорит султан. Он всегда говорил: "Хочу!"

Наелся султан ослиного мяса. Сидит довольный. А хитрец Али как вспомнит того осла, так хоть стой, хоть падай, а смех его разбирает. Наконец не выдержал он, выскочил на улицу и давай кричать во все горло:

- Повелитель съел осла, повелитель съел осла!...

Первым-то его султан услышал, и стало султану дурно. А как отошел, велел изловить хитреца и придать его лютой казни: посалить в сундук, сундук запереть, а наутро сжечь вместе с сундуком при всем народе.

Слуги, конечно, приказ исполнили.

Сидит хитрец Али в сундуке, думает, как бы ему выбраться, да только что-то думается плохо. Вдруг видит сквозь щелку султанскую дочку. Как начал он в сундуке урчать, и чмокать, и жевать, и еду нахваливать - ну где тут было устоять султанской дочке!

- Эй, Али! Ты что там жуешь? - спрашивает.

- Финики, - говорит хитрец Али, - да такие сладкие. Жаль, что ты сундук открыть не можешь, а то бы я тебя угостил.

Открыла султанская дочка сундук, полезла туда финики кушать, а хитрец Али выскочил да там ее и запер.

Наутро, как султан и приказывал, разожгли слуги костер и при всем народе бросили сундук в огонь.

Полдня прятался хитрец Али, да только смех его разбирает. Наконец не выдержал он, выскочил на улицу да как закричит во все горло:

- Повелитель дочку сжег, повелитель дочку сжег!...

Схватили его и привели к султану. А тот хитреца уже и видеть не может.

- Утопить! - кричит.

Потащили слуги хитреца на берег моря, засунули в мешок, завязали да придавили сбоку большим камнем, чтоб наутро при всем народе придать его лютой казни.

Сидит хитрец Али в мешке и думает, как бы ему выбраться. Вдруг видит сквозь дырку в мешковине горбуна-пастуха со стадом коз.

Как застонет тут хитрец Али в мешке, как заохает, да так жалобно. Услыхал горбун, подошел к мешку.

- Что с тобой? - спрашивает.

- Да горб у меня с детства, - отвечает хитрец Али из мешка. - Пошел я вчера к лучшему знахарю, а он меня сюда привел, в мешок посадил да камнем придавил, чтоб горб мой совсем выправить. И чувствую - выправил! Жаль только, что мне еще до самого утра даром мучиться.

- Ах! - кричит горбун. - У меня тоже горб. Давай местами меняться. Уж лучше я помучаюсь, а ты за моим стадом присмотри.

Посадил хитрец Али горбуна в мешок, завязал, камнем привалил, а сам скорей-скорей погнал его стадо от берега подальше...

Наутро велел султан своим слугам погрузить мешок в лодку, отвезти его туда, где море встречается с небом, да и бросить камнем в самую глубину. Так слуги и сделали.

А хитрец Али целый день в горах со стадом прятался, все не мог нарадоваться своему спасению. Радовался он, радовался, только вдруг видит: козы-то у него какие-то не такие. Нет ни у кого на Сокотре таких прекрасных коз.

- Э, - думает. - Видать, горбун-то их из-за моря привез. Заморские козы - цены им нет!

Погнал он своих коз прямо в город, да на главную улицу.

Султан услышал шум, вышел из дворца, а тут и хитрец Али со своими козами.

- Али, откуда у тебя такие козы? - спрашивает.

- Как откуда? - отвечает хитрец Али. - Из моря. Вчера я по твоей милости нырнул - и вот каких коз выловил. Заморские козы, такие у нас на Сокотре не водятся.

- Я тоже таких хочу! - говорит султан. - Только хитришь ты опять и верить тебе нельзя.

- Хочешь верь, хочешь не верь, - говорит хитрец Али, - только вот он я живой, а вот мои козы. Там еще такие есть, надо только самому за ними нырнуть, не побояться.

- Я не побоюсь! - кричит султан. - Готовьте лодку!

Сел султан со своими слугами в большую лодку, поплыл к тому месту, где море встречается с небом, на большую глубину. А как приплыл, взял султан у своих слуг большой камень, да с камнем и нырнул. Видели, как нырнул, да не видели, как вынырнул.

 

Перевел с сокотрийского и пересказал Владимир Агафонов


Сказка впервые опубликована в журнале "Куча мала",
№ 5, 1996


 
 

Оставить комментарий