Авторские Блоги » Моя жизнь на Сокотре » Сокотрийское устное творчество


Антрополог Эдмунд Карпентер уверен, что мы живем в совершенно иной, чем до изобретения письменности, сенсорной среде, просто потому что умеем читать...

Он говорит, что "перейдя от речи к письму, человек предпочел клаз уху, при этом его интерес переместился с духовного на пространнственное, с благоговения на рассмотрение". Теперь все внутренние состояния стали описываться через внешнее восприятие.

Из книги "Жизнь после смерти". Москва. Советский писатель. Олимп. 1991 г.

 

Сокотрийские поэты держат в голове тясячи сложнейших по своей структуре поэм. Они могут часами рассказывать стихи, предваряя их рассказом о том, кем и  почему они были написаны. Сейчас нередко можно видеть, как сокотрийцы списывают друг у друга на телефон стихотворные записи.

Несколько записей с Конкурса Поэтов Сокотры:

 

 
 

Оставить комментарий

 
Denis
Posts: 1
Comment
Записей больше
Reply #2 on : Fri January 22, 2010, 23:38:37
Но они плохого качества. Я с дуру сел прямо под громкоговорителем чтобы снимать вблизи. Попробую убрать шумы, может быть еще что-нибудь выложу.

Кстати, Жульен записывал еще и Исмаил. Можно у них попросить. Жульен кстати великолепно говорит по-русски )
Agafonov
Posts: 1
Comment
Очень интересно!
Reply #1 on : Fri January 22, 2010, 23:13:18
Провеление Конкурса на звание "Поэт острова" становится новой и очень значимой традицией на Сокотре. Первый такой Конкурс был проведен в январе 2009 года. Второй - в январе этого, 2010.

Во 2 Конкурсе поэты острова уже боролись за титул "Поэт Сокотры".

И 1-й, и 2-й Конкурсы проводилисьв три тура по три участника в уаждом (отобранных в результате предварительного отбора). Победители каждого из трех туров встречались в финальном туре.

В ходе 2-го Конкурса выступали победитель и участники 1-го, а также фольклорные коллективыю.

Спасибо Денису за сделанную и представленную здесь запись. Она хоть и короткая, но дает представлении о современном уровне сокотрийских поэтов и некоторых важных особенностях современной сокотрийской поэзии.
Первое, уровень поэтов действительно высок. У обоих, представленных здесь поэтов прекрасный тембр голоса, отличная дикция, артистическая манера чтения (если можно так выразиться в отношении бесписьменных текстов) своих произведений.
Второе, я, как полевой исследователь языка и прозаического прежде всего фольклора Сокотры, все-таки записывал и образцы поэзии, и опубликовал работу по одному из ее жанрам - четверостишьям, в общем - кое-что в этом понимаю. Честно говоря, я очень опасался, что развитие сокотрийской поэзии в последнее время пойдет по линии множественных лексических и фразеологических заимствований из арабской поэзии - классической и диалектной. Такие примеры, по крайней мере в 30-х - 40-х годов прошлого века стали появляться и с развитием трудовой миграции сокотрийцев в страны Залива, а тем более с появлением портативной звукозаписывающей техники в начале 1970-х стали очень популярны. Беда была, однако, в том, что такие заимствования нередко приводили к "пиджинизации" сокотрийского поэтического языка. То есть, с одной стороны, к видоизменению заимствованных слов и нарушению их формы и грамматических норм языка заимствования, а, с другой стороны, к нарушению норм сокотрийской грамматики. Приведенные Денисом два стихотворных произведения, к счастью, свидетельствуют о том, что есть и иная тенденция - тенденция сохранения исконно сокотрийской поэтической традиции. Первое стихотворение сложено автором практически исключительно на сокотрийском. Оно именно традиционное, поскольку сделано по традиционной "матрице", опирающейся на частые и обильные упоминания сокотрийских топонимов, то есть местных географических названий частей и населенных пунктов острова. Второе произведение - это традиционная сокотрийская касыда "тентиро", правда стилистически "новая" ("другое дело, что этому новому сстилю уже довольно много лет: у меня есть запись касыды, составленной в этой самой манере, сделанная в конце 1970-х годов). Здесь допускаются заимствования из арабского, в том числе и некоторая современная лексика, связанная с новыми явлениями жизни (как рапример в моей записи слов "таййара" - "самолет" в арабском диалектном произношении, хотя сама касыда - естественно, про любовь), но грамматические нормы сокотрийского языка, как правило, не нарушаются.
То, что современные сокотрийские поэты активно и свободно работают в традиционных стилях и смело выходят с такими произведениями на конкурс на звание самого лучшего "Поэта Сокотры", свидетельствует о том, что, во-первых, это люди, обладающие отличным языковым и эстэтическим чутьем, а, во-вторых, они чувствуют свою публику и не сомневаются, что сокотрийская современная публика, в том числе и образованная и интеллигентная, имеющая хорошее профессиональное и культурное арабское образование, сможет их достойно оценить.

Что касается бесписьменной фольклорной поэзии, то фольклорному поэту не надо точно помнить свои стихотворения наизусть. Поскольку чаще всего, а, пожалуй что и всегда, он их не записывает (даже если бы мог). Конечно, фольклорный поэт - это человек с феноменальной памятью. Прежде всего он должен помнить есдва ли не весь словарь своего исконного языка, а сокотрийский словарь - я с этим столкнулся сам - оказался очень большим. Потом, он должен владеть грамматическими нормами, но и иметь смелость их нарушать - формируя свой "поэтический язык" (вспомните: в русской поэзии новые слова "изобретали", например, Маяковский, Есенин, Хлебников и др.). Наконец, он должен помнить массу фольклорный старинных и авторских произведений, чтобы развивать свой вкус, творческий метод - и использовать традиционные поэтические конструкции, которые уже были разработаны ранее.
Другое дело, что если каждое из этих произведений записать, а с помощью транскрипции сделать это не так сложно (с помощью носителей языка - совсем не сложно), то они превратятся в произведения литературы. Так же, как касыды Имрулькайса и Антары, после того, как были зафиксированы со слов сказателей первыми собирателями классической бедуинской арабской поэзии.